Эксперты не ждут экономического подъёма России

Механизм экономического подъема

Совместный проект журнала «Эксперт» и посольства Федеративной Республики Германия в России

Рейтинг 3 лучших брокеров бинарных опционов за 2020 год:

Период 2001–2005 годов оказался трудным для социально-экономической системы Германии. Средние темпы годового прироста валового внутреннего продукта (ВВП) составили чуть более половины процента, а в целом за пять лет по отношению к уровню 2000 года экономика страны выросла всего на 2,9% в сопоставимых ценах. Уровень безработицы — 12,2% в 2005 году — стал рекордным за последние 55 лет.

Крупные, да и средние компании все больше средств направляли за рубеж: прямые германские инвестиции в другие страны в 2005 году составили почти 45 млрд евро, тогда как иностранные в Германии — лишь 29 млрд. А общий чистый вывоз капитала из Германии в 2005 году приблизился к 120-миллиардной отметке.

Если добавить к этому сложности с государственными финансами (растущий государственный долг, достигший к концу 2005 года 1,44 трлн евро, или почти 68% ВВП, превышение установленного Маастрихтским договором трехпроцентного потолка для бюджетного дефицита, проблемы с финансированием фондов социального страхования, особенно пенсионного фонда), то картина рисуется нерадостная.

Единственным светлым моментом оказалась экспортная активность германских компаний (хотя она в какой-то мере была оборотной стороной низкого внутреннего спроса). В 2005 году Германия стала мировым рекордсменом по экспорту товаров, и она твердо удерживает первенство.

Повестка длинного дня

Разумеется, федеральное правительство принимало меры, чтобы переломить ситуацию. Была утверждена программа под названием «Повестка дня-2020». При этом власти отказались от стимулирования экономики с помощью государственных антициклических программ и субсидирования отраслей. Ставка была на комплекс реформ, призванных сделать предпринимательский климат более благоприятным, финансовые изъятия из частного сектора — менее обременительными как для предприятий, так и для домашних хозяйств. Еще в 2001–2002 годах началось реформирование пенсионного страхования и налоговой системы с понижением ставок подоходного и корпорационного налогов. Одновременно началась борьба за оздоровление государственных финансов, в частности путем снижения государственных субсидий. Но заметных сдвигов не наблюдалось, и возникало подозрение, что придать динамичность германской экономике уже не удастся.

Тем более неожиданным и приятным оказался существенный экономический рост 2006 года. Это был настоящий подарок для сформированной в конце 2005-го «большой коалиции» ХДС/ХСС и СДПГ во главе с канцлером Ангелой Меркель . Хотя годом позже, осенью 2006-го, большинство наблюдателей высказывали мнение, что это кратковременный всплеск, без фундамента для устойчивого роста. Однако есть все признаки того, что германская экономика вышла из стагнационной фазы и при благоприятных условиях (к которым относятся хорошая конъюнктура на мировом рынке и разумная, то есть направленная на продолжение реформ, политика правительства) перейдет в стадию среднесрочного экономического подъема.

2006 год стал для Германии одним из лучших в социально-экономическом отношении за последние 15 лет. Впервые за этот период весьма позитивную динамику продемонстрировали все компоненты роста. ВВП страны в сопоставимых ценах увеличился в 2006 году на 2,9%. В начале 2007-го рост не только не замедлился, но, напротив, ускорился и составил в первом квартале 3,3%, а во втором — 2,5%.

Как и прежде, этому способствовала ускоренная работа основного мотора германского хозяйства — экспорта, выросшего в текущих ценах на 14%. Он в свою очередь реагировал на более быстрое, чем ожидалось, развитие мировой экономики: выше прогнозируемых оказались темпы роста и в США, и в Китае, и в Латинской Америке, и, наконец, в России.

Не отставал от экспорта и импорт (явное свидетельство высокого внутреннего спроса). Рекордным стало положительное внешнеторговое сальдо, превысившее 162 млрд евро. Из 15 стран — основных внешнеторговых партнеров Германии 11 входят в ЕС, оставшуюся четверку образуют США, Китай, Швейцария и Россия. Но если экспорт во Францию увеличился в 2006 году на 8,9, а в США — на 12,6%, то в Китай — на 29,6 и в Россию — на 35,3% (германский импорт из России также вырос более чем на 35%, а из Китая — на 19,4%). Россия в 2006 году заняла 8-е место среди германских импортеров и 12-е — по экспорту из Германии.

Ожидаемо увеличилось личное потребление граждан (а оно составляет 58% всего используемого ВВП) — на 0,8%. Причины кроются в растущей занятости и, следовательно, увеличивающихся доходах работников. Кроме того, сказались психологические факторы: усталость от длительного периода «замороженной» потребительской активности, а также намерение купить нужные товары до ожидавшегося подорожания из-за повышения с 1 января 2007 года ставки НДС с 16 до 19%.

Российские честные брокеры:

Деньги любят движение

В последнее время все чаще говорили об инвестиционной непривлекательности Германии, о перманентном бегстве капитала из страны и т. п. Но стоило германской экономике немного оживиться, как инвесторы тут же принялись вкладывать в нее деньги.

В целом валовые капиталовложения увеличились за 2006 год на 5,6% — это самые высокие показатели в стране за последние 15 лет. Последний раз заметный рост инвестиций (на 3%) наблюдался в 2000 году, а в 2001–2004 годах они устойчиво сокращались. Поэтому даже при нынешнем значительном увеличении абсолютный объем капиталовложений в 2007 году может лишь достигнуть уровня 2000-го. Правда, инвестиции в машины и оборудование росли и раньше, поэтому их семипроцентный рост в 2006 году не вызвал удивления. Зато увеличение строительных инвестиций более чем на 4% стало небольшой сенсацией.

Строительство уже давно считается ахиллесовой пятой германской экономики. Строительные инвестиции, поднявшись на гребне объединения в 1991–1994 годах на 20,5%, за следующее десятилетие рухнули на 24,2%. И теперь — неожиданный подъем! Одинаково активно капиталовложения делались в прошлом году и в жилищное, и в промышленное строительство. Скорее всего, речь может идти о нормализации ситуации в строительной отрасли: относительный и абсолютный уровень инвестиций и занятости в строительстве в начале 1990-х годов оказался сверхизбыточным, а теперь страна вернулась к стандартным показателям, характерным и для других развитых государств ЕС.

Таким образом, уже не только экспорт является локомотивом германской экономики. Даже кризисные сферы, как, например, строительство, вдруг начали расти.

Цифры и люди

Если в 2002–2005 годах дефицит консолидированного бюджета страны превышал 3%, а в 2003-м даже достиг 4%, то в 2006-м он составил всего 1,6%. За последние три года «государственную квоту» (отношение государственных расходов к номинальному ВВП) удалось снизить на три процентных пункта, с 48,5 до 45,6%, — был почти достигнут уровень, планировавшийся предыдущим правительством. Для Германии это один из самых значимых финансовых показателей.

Заметным следствием экономического роста стало и снижение безработицы, принявшей в Германии в последние полтора десятилетия хронический характер. Каких только мер не придумывали для решения проблемы предшествующие кабинеты! А правительство Меркель, ничего не изобретая и не внедряя, может теперь отнести к своим заслугам и существенное снижение безработицы. Конечно, только в 2006–2007 годах проявились результаты политики на рынке труда кабинета Герхарда Шредера — от стимулирования самозанятости до заметного сокращения финансовой поддержки безработных. Но они не дали бы такого эффекта, если бы в стране не изменились предпринимательские ожидания. Вероятно, тенденция сохранения высокой безработицы переломлена. Численность зарегистрированных безработных сократилась с 4,86 млн в 2005 году до 4,47 млн в 2006-м, а в 2007-м — до 3,69 млн в июне и 3,54 млн в сентябре (доля безработных среди экономически активного населения поэтапно снижалась с 11,7 до 8,4%). Есть прогресс в сокращении безработицы и на востоке страны, но там ситуация остается крайне сложной: хотя сейчас уровень безработицы уже не 17,3%, как в прошлом году, а «всего» 14,1%, до нормализации еще далеко. Хуже всего, что из восточных земель в западные переезжают люди активные, стремящиеся к большим достижениям, а остающиеся усугубляют застойную ситуацию с безработицей.

Снижение безработицы представляется в Германии символом возрождения социального рыночного хозяйства. Впрочем, других крупных социальных успехов у нынешнего правительства пока не обнаруживается. Более того, в этой сфере возникает новая напряженность: после нескольких лет сдержанности социальных партнеров в отношении роста зарплаты тарифные переговоры 2006–2007 годов отличает явная неуступчивость и даже конфронтационность. Готовность к компромиссам в условиях экономической стагнации была выше, чем в условиях подъема.

В не очень благополучном 2005 году часовая зарплата рабочих в обрабатывающей промышленности Германии увеличилась на 1,3%, тогда как в успешном 2006-м — всего на 0,9%, а в строительстве даже снизилась на 0,8%. Месячное жалование служащих в производственной сфере и ряде секторов услуг также выросло в 2006-м меньше, чем годом ранее. Заметно сокращается и доля вознаграждения за труд в национальном доходе: еще в 2000 году она превышала 72%, а в 2006-м упала до 65,6% (соответственно, выросла доля доходов от капитала и собственности). В Германии (как и в ЕС в целом) усиливается дифференциация доходов и рост относительной бедности (особенно детской бедности). Так что у профсоюзов появились весомые основания требовать «поделиться» и повысить зарплату в большей пропорции, чем растет официальная инфляция.

Таким образом, на пути экономического подъема в Германии много рисков — как внешних, так и внутренних. Внешние риски, которые обусловлены негативными процессами на мировых кредитных и финансовых рынках, способными затормозить рост мировой экономики, в состоянии существенно замедлить экспортную экспансию германских компаний, и без того обремененных резко подорожавшим евро. Внутренние риски сопряжены даже не столько с возросшей активностью профсоюзов, требующих существенного увеличения заработной платы, сколько с отсутствием единства внутри правящей коалиции (и даже внутри входящих в нее партий) относительно продолжения социально-экономических реформ. Впрочем, давление глобализации и демографических проблем заставит правительство не только придерживаться намеченного курса, но и пойти на углубление реформ.

В стратегическом плане шансы на устойчивый рост экономики Германии зависят от того, насколько страна сможет усилить инновационную составляющую экономического развития. Такие преобразования в экономике ведущего партнера России будут весьма благоприятны и для нас, если мы действительно желаем вступить на инновационный путь развития. Кооперационные связи с технологически мощными германскими компаниями дадут для модернизации российской экономики гораздо больше, чем дальнейшее наращивание однобоких товарных потоков.

Эксперты ООН: экономический подъем в РФ ведет к снижению уровня жизни россиян

Эксперты Программы развития ООН в Институте современного развития накануне представили доклад «Энергетика и устойчивое развитие». В докладе, написанном российскими авторами под кураторством профессора экономического факультета МГУ Сергея Бобылева, специалисты пришли к выводу, что экономический подъем в РФ из-за неправильной политики властей ведет к сокращению благосостояния россиян, пишет газета «Коммерсант». В докладе анализируется происходившее в российской экономике в прошлом году.

Как говорится в докладе, производя около 11,5% мировой первичной энергии, Россия вынуждена каждый год инвестировать 5% ВВП на поддержание и развитие ТЭК и 13% на модернизацию экономики. Несмотря на то, что за последние два года РФ увеличила долю в мировом производстве нефти, согласно оценкам МВФ, Россия вошла в число стран, наиболее пострадавших от мирового финансового кризиса.

Как пишет «Независимая газета», эксперты ООН раскритиковали правительственную Концепцию долгосрочного развития России до 2020 года. По мнению специалистов, сценарий диверсификации экономики и преодоления зависимости от экспорта энергоресурсов в ближайшие годы невозможно будет воплотить в жизнь.

Как считают эксперты, на преодоление финансового кризиса в России уйдет несколько лет, поэтому этап инновационного прорыва можно будет начать реализовывать только в середине 20-х годов XXI века. О самых интересных статьях, посвященных докладу экспертов ООН, во вторник пишут «Заголовки».

Авторы доклада отмечают, что зависимость реальных доходов большой части россиян, систем образования и здравоохранения от госбюджета приводит к росту бедности, социальной нестабильности и снижению качества жизни в целом. Как отмечают эксперты, в ТЭКе занято приблизительно 2,5% трудоспособного населения России, в том время как отрасль производит основную долю налогов и ВВП. По оценкам авторов доклада, даже во время кризиса в отраслях, связанных с производством и распределением энергии, росли зарплаты и не было безработицы.

Как отмечают специалисты, Россия вынуждена поддерживать ТЭК в том числе за счет субсидирования энерготарифов. При этом перед страной стоит перспектива в ближайшие 20-30 лет полностью исчерпать нефтяные ресурсы и перейти к низкоуглеродной экономике. Пока энергоемкость ВВП РФ в полтора-два раза выше, чем в Западной Европе.

Кроме того, указывают авторы доклада, в России также не озабочены проблемами с экологией, что плохо сказывается на благосостоянии страны. Речь идет о выбросах промышленных отходов в атмосферу, сбросе сточных вод, нарушении природного баланса на землях, где ведется добыча нефти.

КАРТ-БЛАНШ. Папуасы – далекие и близкие

Дождется ли Россия экономического подъема

Об авторе: Надежда Константиновна Арбатова – заведующая отделом европейских политических исследований ИМЭМО РАН.

У нас опять нечаянная радость: региональные советы итальянских Ломбардии и Тосканы вслед за Венето и Лигурией приняли резолюции, в которых призывают отменить секторальные экономические санкции против России и признать право жителей Крыма на самоопределение. И хотя все признают чисто символическое значение этих инициатив, они получают полное освещение в новостных программах российского телевидения. Это вызывает немалое удивление, поскольку мы знаем из тех же новостных программ, что европейские санкции не только не затронули российскую экономику, но якобы даже пошли ей во благо, а замещение импорта отечественной продукцией вроде бы принесло народу изрядную пользу. Как говорят некоторые эксперты, россиянам важно видеть на своих столах привычные продукты питания, доступные по цене и отличные по качеству, и не страдать из-за отсутствия сыра бри.

Известно, что на поставки из стран ЕС, в отношении которых был наложен запрет, приходится около 20% от общего объема российского потребления. Хотя руководство страны первоначально утверждало, что эмбарго на поставки продовольствия из стран ЕС не затронет наше население и стимулирует производителя, некоторые российские эксперты все же выразили беспокойство по этому поводу. По их мнению, все расчеты свидетельствовали о том, что следствием «ответных санкций» станет рост цен на продовольствие в российских магазинах.

Не надо быть крупным экономистом, чтобы понимать некоторые элементарные закономерности. Чтобы развернуться, отечественному производителю нужны время, уверенность в долгосрочном спросе, производственные площади, выгодные кредиты, налоговые льготы, транспортная и складская инфраструктура, надежные связи с системой сбыта, защита от рэкета и произвола чиновников. Одним из главных продуктов удорожания, как и ожидалось, стало мясо, наращивание производства которого требует многих лет, а немедленное сокращение поставок из-за эмбарго при неизменном спросе неизбежно влечет скачок цен при рыночной экономике. Это тем более так, поскольку цены на мясо растут и на мировом рынке. Так и получилось – рост цен в первые полгода контрсанкций составил от 10 до 20%.

Исключительно негативное воздействие на российскую экономику имели финансовые санкции Запада, ограничившие доступ крупнейших российских банков и предприятий с государственным участием к мировым финансовым рынкам, что привело к существенному сокращению инвестиций. По мнению экспертов Всемирного банка, главным риском, угрожающим среднесрочному прогнозу экономического роста России, является сохранение низкого уровня инвестиций.

Что касается Евросоюза, то, по оценкам Европейской комиссии, его потери от российских санкций составили в 2020 году 50 млрд евро, что не более 0,4% ВВП ЕС. Больше пострадали отдельные страны – экспортеры сельскохозяйственной продукции, прежде всего Польша, Литва, Нидерланды, Германия и Испания, которые действительно требуют от Брюсселя компенсации убытков.

Представляется, что подсчеты и в России, и в ЕС того, кто страдает больше от санкционной войны, – дело неблагодарное и бесперспективное. Да и главная проблема для российской экономики не в этом. Ее путеводной звездой и главным фактором формирования бюджета страны остается цена на нефть, поскольку структурная реформа и переход на высокотехнологичную инновационную экономику по-прежнему отдаляются от нас, как линия горизонта по мере приближения к ней. Вопреки ожиданиям и обещаниям, пока не сдвинули воз с мертвой точки ни военно-промышленный комплекс с его триллионными заказами на вооружения, ни Китай с его так и не прибывшими инвестициями, дешевыми кредитами и заимствованными у Запада технологиями (если не считать нескольких престижно-рекламных мегапроектов). И это происходит в то время, когда в Евросоюзе – при всех его проблемах – ныне в центре внимания будущее цифровой экономики и ее воздействие на различные сферы жизнедеятельности человека. Как говорится, у всех свои проблемы, но это проблемы совершенно разного порядка.

В течение последних десятилетий увеличение роли сырьевых отраслей неотвратимо подрывало конкурентоспособность российской промышленности, поскольку высокие цены на сырье способствовали формированию уродливой экспортно-сырьевой экономики и соответствующего ей менталитета «углеводородной номенклатуры», живущей одним ожиданием роста цен на нефть. При всех бесконечных разговорах о развитии высоких технологий мы каждый день по всем телеканалам только и видим обсуждение разных прогнозов нефтяной ценовой динамики. На этом же зациклены министерские чиновники, регулярно с оптимизмом сообщающие нам, что падение экономики достигло дна и вот-вот начнется подъем.

Этот менталитет до боли напоминает так называемый культ карго (грузов), распространившийся во время Второй мировой войны и после нее на островах Папуа – Новой Гвинеи. Большое количество грузов было доставлено американской авиацией на острова во время тихоокеанской кампании против Японии, что принесло кардинальные изменения в жизнь первобытных островитян, а главное – веру, что так будет всегда. После войны аэродромы были заброшены, груз больше не прибывал. Но на некоторых островах простодушные папуасы до сих пор ждут продуктов и товаров с неба и сидят вокруг построенных из веток самолетов для привлечения «небесных птиц» с дарами от умерших предков.

Конечно, мы по развитию изрядно опережаем бедных папуасов, и потому в части нашей экономической политики и теории нам следует помнить совет великого Альберта Эйнштейна, который говорил: «Вы никогда не сумеете решить возникшую проблему, если сохраните то же мышление и тот же подход, который привел вас к этой проблеме».

У этих брокеров лучшие бонусы за открытие счета:
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Бинарные опционы - источник онлайн дохода
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: